30.12.2017

Песня года — 1917.

Завершая тему столетия революции, Stravinsky.online предлагает историю одной из главных песен тех времён и 1917-го года в особенности – «Эй, ухнем».  Разные версии песни волжских бурлаков – от обработки Игоря Стравинского до джазового варианта оркестра Миллера – собрала Ирина Севастьянова.

Игорь Стравинский и Сергей Дягилев
Фото с сайта  https://www.culture.ru
«В России только что совершилась Февральская революция. Царь отрёкся от престола, и во главе страны стояло Временное правительство. Обычно перед русским парадным спектаклем исполняли русский национальный гимн, но теперь было более чем неуместно петь "Боже, царя храни". Надо было найти выход из положения, — вспоминал Игорь Стравинский в «Хронике моей жизни»  об апрельском концерте в Риме в 1917. — Дягилеву пришло в голову открыть спектакль русской народной песней. Он выбрал знаменитую Песню волжских бурлаков («Дубинушку»). Её должен был исполнять оркестр, а инструментовки не существовало. Дягилев умолял меня срочно этим заняться».
Песню волжских бурлаков как достойную замену «Боже, царя храни» рассматривал не только Дягилев: «Эй, ухнем» стала одним из главных символов революции ещё в 1905-ом. Тогда её главным исполнителем был великий бас Фёдор Шаляпин: 
ЭЙ, УХНЕМ!

Обработка видео...

Песню волжских бурлаков как альтернативный вариант гимна предлагали и в начале 1917-ого в петербургском «Музыкальном современнике». Из Хроники журнала от 21 марта: 
«Мы считаем, что для нового гимна дóлжно обратиться к народному творчеству. Нужно взять созданный народом напев, напев отражающий исполинский его лик и как бы признанный уже всей землёй русской. <…> Обработка песни "Эй, ухнем" достойна занять место свободного гимна земли русской — так вылилась в ней грозная, затаённая сила и широкая удаль».  
Прежний гимн настолько не соответствовал ситуации в стране, что даже упоминание о нём могло таить в себе опасности. Из записей Николая Вредена (в 1917 он — гардемарин в Морском кадетском корпусе):
«Мой приятель стал насвистывать гимн "Боже, царя храни". Хотя мне показалось, что темные улицы города, корчившегося в муках революции, — неподходящее место для проявления подобных настроений, я воздержался от замечаний по этому поводу. Но на ближайшем углу нас остановил милиционер. 
Товарищ, нельзя насвистывать реакционные мелодии». 
В ожидании нового гимна редакция другого печатного издания — «Российской Музыкальной Газеты» — предлагала временные варианты
«Мы уже имеем свою инструментальную народную марсельезу — "Эй, ухнем" Глазунова, угрюмую, мощную и удивительно красочную. Это одно из наиболее прекрасных по выполнению произведений маститого мастера. Сам народ, в минуту тяжелой невзгоды, непосильного труда создал этот угрюмый, но сильный и колоритный мотив. В нем живет душа народа, и, быть может, в минуты борьбы, в ночной тьме, этот мотив удивительно прекрасно и жутко передает всю силу народного переживания».  
К 1917 году песня, найденная ещё в 60-е годы XIX века, получила сразу несколько обработок, в том числе выполненных Глазуновым и Римским-Корсаковым. Однако в марте 17-го Дягилев не стал искать существующие ноты, а заказал Стравинскому новую оркестровку. 
Игорь Фёдорович справился с поставленной задачей буквально за считанные часы: 
«Накануне торжественного спектакля я просидел всю ночь напролет у рояля на квартире Бернерса, инструментуя эту песню для духового оркестра. Я диктовал Ансерме партитуру аккорд за аккордом, интервал за интервалом, а он записывал её. 
Оркестровые партии были быстро расписаны, так что уже утром на репетиции вечерней программы я смог услыхать свою инструментовку под управлением Ансерме. Вечером состоялся торжественный спектакль, который начали итальянским национальным гимном и "Дубинушкой", заменившей русский гимн.»
Igor Stravinsky (arr.):- Chant de Bateliers du Volga [Score Video]

Обработка видео...

Удивительная судьба  «Эй, ухнем» не закончилась в 1917-ом. В разных версиях и обработках «народная марсельеза» появлялась на протяжении всего XX века. В 1922-ом к песне волжских бурлаков обратился испанский композитор Мануэль де Фалья: свою версию  для фортепиано он назовёт Canto de los remeros del Volga - Del cancionero musical ruso. 
В наиболее экстравагантном виде песня предстанет в джазовой обработке оркестра Гленна Миллера: 
"SONG OF THE VOLGA BOATMEN" BY GLENN MILLER

Обработка видео...

Сам Игорь Фёдорович озаглавил рукопись песни волжских бурлаков как «Гимн новой России». На её титульном листе изображён красный флаг, авторство которого принадлежит Пабло Пикассо.
В том же 1917 году художник написал и известный карандашный портрет Игоря Стравинского.

Репродукция с сайта: https://ru.pinterest.com

Stravinsky.online: 
Facebook
Vkontakte
Telegram