02/02/2019
 

«Зангези жив!»: Наталия Пшеничникова о сверхопере по сверхпоэме

9 февраля в Центре им. Вс. Мейерхольда состоится премьера сверхоперы «Голоса Зангези» по сверхпоэме Велимира Хлебникова «Зангези». Единственный показ произведения для голоса и электроники состоится в день 145-летия Всеволода Мейерхольда. В преддверии премьеры композитор, автор идеи, либреттист, режиссер, сценограф и исполнитель Наталия Пшеничникова рассказала сайту Stravinsky.online о постановке.

«Зангези жив!»

Вообразим себе главный стан Радио: в воздухе паутина путей, туча молний, то погасающих, то зажигающихся вновь, переносящихся с одного конца здания на другой. Синий шар круглой молнии, висящий в воздухе точно пугливая птица, косо протянутые снасти. Из этой точки земного шара ежесуточно, похожие на весенний пролет птиц, разносятся стаи вестей из жизни духа.

Велимир Хлебников «Радио будущего»

Этим летом со мной случился Зангези. То есть он как-то возник откуда-то и стал во мне жить. «Голос Зангези» относится к тем проектам, которые ко мне приходят и заставляют меня их делать. Что-то вроде незапланированной беременности, но по любви. То есть я не могу сказать: «Идея создания пришла ко мне…». Зангези был во мне вдруг и всё. Честно говоря, я пыталась от него избавиться, потому что не представляла, как я могу реализовать этот текст, километры сложнейшего текста. Сложнейшие смысловые пласты и безумную структуру. Я была в отчаянии. Пока не услышала во мне голос, говорящий: «И не пытайся, просто будь мной!». Что мне оставалось делать?..

Сидя на берегу озера, я проводила ночи в коротких волнах мирового радио-онлайнового проекта одного бельгийского института. Я записала кучу звуков эфира — радары, разговоры полицейских и т. д. Я собрала огромную библиотеку голосов животных и птиц, многих из которых уже нет на земле. Собственно говоря, с птиц всё и началось. У меня есть давний перформанс «Разговор с птицами», где я в лесу разговариваю с птицами. Прошлой весной мне предложили сделать его в концерте, и я решила вместо птиц взять текст Хлебникова из первой части «Зангези» — вот это и было тем самым пером жар-птицы. На гениальность Хлебникова даже и взглянуть нельзя — глаза обжигает, не то что прикоснуться. Поэтому мой «Голос Зангези» — это не инсценировка и вообще не театр. Театр там в голосах и пространстве, в их взаимодействии. А само действие развивается по принципу перформанса — то есть его, с театральной точки зрения, вообще нет. Просто проживание одного процесса от и до. Обнажённо и предельно скупо, иногда даже обыденно. Так сказать, с подручными средствами, почти по-домашнему, как в детстве: завернулся в занавеску — и мир превращается в другое.

Поэтому у меня не «Зангези», а «Голос Зангези», то есть всё идёт от голоса, вернее голосов. Потому что голос Зангези у меня — метаголос. Он включает в себя все голоса: и голоса птиц, и богов, и толпы, и тех, кто восхищается, и тех, кто издевается и хочет убить.

Я сознательно отказалась от любых инструментальных или синтетически электронных звуков. Там — всё живое, даже радиоволны. Хлебников в своём предвидении интернета в «Радио будущего» как будто бы видел меня, сидящую на берегу озера и записывающую радиоволны в лэптоп.

Зангези, взламывающий Мировой Код.

И я так и увидела себя, сидящей за столом с лэптопом: не то диджея, не то хакера, неопределённого возраста и пола («Баба он» — кричала толпа); а потом птицы, боги, проявляется Зангези, проповедует, толпа, танцующая смерть и Зангези умер — да? Нет? Нет??

И катастрофы, да. Сколько людей не пытаются о них предупредить и от них удержать — всё бесполезно. Природа погибает. И наш земной шар, который Зангези держал в руке, может скоро, очень скоро, намного скорее, чем мы думаем… Но не будем о грустном.

При всём глобальном одиночестве, всё-таки я прохожу через этот почти ритуальный процесс не одна — со мной замечательный аудиодизайнер Торстен Оттерсберг, равного которому в техническом понимании и творческом подходе просто нет. Именно он раскрывает пространство, в котором существует Зангези.

Для меня очень большая честь делать «Голос Зангези» в театре имени Мейерхольда в день рождения Всеволода Мейерхольда, светлой памяти которого я и посвящаю этот вечер.

Наталия Пшеничникова
2.10. 2019


Авторское предостережение:

Не претендуя на полное музыкальное воплощение гениального текста Хлебникова, «Голос Зангези» является звуковой фантазией, вырастающей из этого текста. Один голос, превращающийся в множество персонажей и многоканальный звуковой дизайн, создающий многопространственность одного зала, — главные исполнители «Голоса Зангези».

Подробнее о событии можно узнать на сайте ЦИМа.