03/06/2019

Путеводитель по новой специальности 

ВШЭ открывает профиль на стыке саунд-арта, саунд-дизайна и современной музыки

Новый профиль в Высшей школе экономики объединит три сферы, которые никогда прежде не пересекались — академическое знание о музыке и звуке, современное искусство и технологии, а также продюсерское мастерство. О концепции специальности, набор на обучение которой начнётся в июле 2019, и о специфике учебной программы бакалавров — один из соразработчиков курса Владислав Тарнопольский.
Петер Этвёш
С момента появления в 2017 году в Высшей школе экономики направления «Современное искусство» его основатель Леонид Бажанов говорил, что важно на полных правах ввести в изучаемый круг искусств и музыку. Искусствовед, создатель и на протяжении более чем 20 лет художественный руководитель ГЦСИ, всё это время Бажанов является завсегдатаем концертов новой музыки.
По мере расширения программ Школы дизайна ВШЭ было принято решение запустить в 2019-20 учебном году наряду с действующими профилями «Художник и куратор», «Медиа-арт», «Кино и видеоарт» программу «Саунд-арт и саунд-дизайн» (руководитель нового профиля — Андриеш Гандрабур). Уже сформирована программа и объявлен набор на бакалавриат (20 мест), не за горами и разработка магистерской программы.
ВШЭ в своей практике трактует 4-летнее обучение на бакалавриате не как усечённый специалитет (пять минус один) и не как облегчённую часть базового курса (четыре плюс два), но отталкивается от концептуальных истоков двухступенчатого образования. В такой системе бакалавриат взамен узкой специализации предлагает интенсивное и многостороннее знакомство с избранной сферой; а окончательный выбор профессии происходит уже к магистратуре (аналогично выбору кафедры на старших курсах традиционного специалитета).
Потому перечень специальностей, с которыми студент соприкоснётся на бакалавриате, велик и, в общем-то, остаётся открытым: выпускник нового профиля сможет стать саунд-артистом или междисциплинарным художником; звукорежиссером или саунд-дизайнером; критиком или исследователем; музыкальным куратором или продюсером; кинокомпозитором или аранжировщиком.
Впрочем, акценты в своей «образовательной траектории» расставляет сам студент. Пройти между Сциллой и Харибдой столь тесно переплетённых, но всё-таки разных профессий непросто (кроме базовых предметов еще необходимо выбрать несколько смежных факультативов), но в этом и есть особенность вышкинского подхода — здесь речь идёт о тех специальностях, которые формируются сегодня и прямо на наших глазах и с трудом поддаются чёткой классификации. На классическую скрипку или музыковедение явно стоит поступать не сюда, а в Консерваторию; Вышка же сосредотачивается на образовании в тех областях, которые не относятся к специализации какого-либо из существующих ВУЗов. Сам формат практико-ориентированного обучения, принятый Школой дизайна ВШЭ, подразумевает комплексный междисциплинарный подход к учебным проектам, а возможность общения с большим числом не только основных, но и приглашенных лекторов обеспечивает контакт с профессиональной средой.

Задача курса «Исследования звука и аудиальной культуры», затрагивающего вопросы в весьма широком диапазоне — от философских аспектов феномена звука до звуковой экологии, — «принять во внимание призыв французского теоретика Жака Аттали о мире, который “создан не для созерцания, а для вслушивания”, а также понять как звуковое искусство и музыка способны ответить на вызовы современности»


Однако практико-ориентированное обучение, тем не менее, не задвигает на второй план теоретические дисциплины. Так, впервые в России формируется развёрнутая программа sound studies, впервые она входит во взаимодействие с академическим музыковедением — историей и теорией классической музыки.
Всего учебный план разбит на 4 блокаПроекты, Технологии, Арт-практика, История и теория. Проекты начинаются уже в первом семестре с опытов по звуковому коллажу и по работе с «найденными звуками» и продолжаются на протяжении всех 4–х лет — здесь и кураторские проекты (например, разработка коллективной выставки саунд-арта), и продюсерские (например, со звуковым гейм-дизайном), и «производство полного цикла» в качестве выпускной работы. Блок Технологии включает в себя различные виды программирования, сведение и сэмплирование, проектирование электронных музыкальных инструментов, студийную работу и сценическую звукорежиссуру. Необходимое для новых дисциплин оборудование Вышка уже приобрела.
Арт-практики подразумевают активное слушание (в том числе, вслушивание в различные архитектурные пространства и знакомство с редкими электромузыкальными инструментами), активное чтение (ридинг-группы с обсуждениями прочитанного, в том числе на английском языке), работу над практическими навыками в области саунд-арта (от работы с электромагнитной пленкой и механическими звучащими объектами до программирования простых цифровых алгоритмов) и др.
Концепция историко-теоретического блока состоит не в том, чтобы просто «преподать» определенный набор знаний, но в том, чтобы предложить студентам познакомиться с различными историко-стилевыми дискурсами. По словам куратора направления «Саунд-арт» Стаса Шарифуллина, задача курса «Исследования звука и аудиальной культуры», затрагивающего вопросы в весьма широком диапазоне — от философских аспектов феномена звука до звуковой экологии, — «принять во внимание призыв французского теоретика Жака Аттали о мире, который “создан не для созерцания, а для вслушивания”, а также понять как звуковое искусство и музыка способны ответить на вызовы современности».

"Мы очень хотим, чтобы человек, которого мы учим, воспринимал ремесло как искусство"


С другой стороны, в одном из курсов Евгения Былины критическая история популярной музыки будет описана с позиций разных дисциплин: cultural studies, теории медиа, теории искусства, современных гендерных и политических исследований. Самый яркий пример «плюрализма подходов» –  авторские курсы по теории и философии современного искусства, которые будут читать Илья Будрайтскис и Александра Володина (по совершенно разным программам и с разной расстановкой акцентов).
За дисциплины, связанные с классической музыкой и музыкальным авангардом, отвечает автор этих строк. Первый год начнётся с погружения в эпоху авангарда — параллельно с общефакультетским курсом по истории искусства последнего столетия мы будем изучать историю новой музыки. Синхронизация двух дисциплин даст возможность проследить очевидные и неочевидные параллели, представит историю музыки не как набор разрозненных фактов, а именно как историю – в художественном и социальном контексте. Курс строится не по традиционному монографическому принципу, но формируется вокруг различных композиторских школ, техник и жанров; конкретные сочинения будут рассмотрены как с позиции эстетических установок авторов, так и в технологическом аспекте («как это сделано»).
История классической музыки до ХХ века станет предметом рассмотрения не в формате «школьной музыкальной литературы», но в специальном курсе История музыкальных жанров и форм на втором году обучения. Принципиально, что «канонический» музыкальный пласт будет изучаться не только в историческом, но и в теоретическом разрезе — сквозь призму композиторского структурного мышления и законов музыкальной драматургии, что обычно остаётся за рамками «ознакомительных курсов» в немузыкальных ВУЗах. Поскольку акцент в новой специализации делается на междисциплинарных жанрах, в отдельный курс выведен Новый музыкальный театр.
При создании оригинальной новой программы авторы в определённой степени ориентировались на учебную практику Берлинского университета искусств (Германия) и Пекского университета (Венгрия). Аналогичные факультеты сейчас появляются в университетах США, Англии, Франции, Испании. «В будущем профессий, связанных со звуком, станет все больше и больше»делает прогноз руководитель профиля «Саунд-дизайн и саунд-арт» Андриеш Гандрабур. И, формулируя своего рода кредо новой команды преподавателей, уточняет: «Мы очень хотим, чтобы человек, которого мы учим, воспринимал ремесло как искусство».
Консультации для абитуриентов на факультете современного искусства Школы дизайна ВШЭ начнутся с 19 июня.