Обзор релиза: Femenine

текст Алины Мухаметрахимовой

На лейбле Another Timbre вышел релиз пьесы Femenine композитора Джулиуса Истмана в исполнении лондонского ансамбля Apartment House

В 1990 году в больнице города Баффало штата Нью-Йорк от остановки сердца скончался 49-летний чернокожий бездомный музыкант Джулиус Истман. До этого он несколько лет жил в городском парке, так как его выселили из квартиры за неуплату, а все его вещи, включая также и партитуры, были конфискованы. Из-за проблем с алкоголем и наркотиками от него отвернулись друзья. Cмерть Истмана прошла незамеченной, и лишь восемь месяцев спустя в газете Village Voice его другом критиком Кайлом Ганном был напечатан некролог. Из газеты о его смерти узнала его знакомая — композитор Мэри Джейн Лич. Она была поклонницей творчества музыканта и возложила на себя миссию по спасению его композиторского наследия. Почти двадцать лет она по крупицам собирала материал: результатом её трудов стал тройной диск Unjust Malaise 2005 года, собравший важнейшие сочинения Истмана. В 2009 году она опубликовала на своём сайте найденные ею фрагменты партитур, и произведения, восстановленные по архивным записям, стали исполняться, сначала некоторые несохранившиеся части пришлось завершить. Возрос интерес к его личности и судьбе: в 2015 году была выпущена биография музыканта.

На авангардной сцене Нью-Йорка Истман был известен прежде всего как исполнитель: он выступал как пианист, перкуссионист и вокалист в составе ансамбля S.E.M, который он основал вместе с чешским композитором Петром Котиком (коллектив существует и поныне и продолжает исполнять современную музыку). Харизматичный и обаятельный артист, он производил неизгладимое впечатление на публику как на сцене, так и при личной встрече. Любил эпатажные выходки, а его выступления часто сопровождались скандалами: однажды он сильно разозлил Джона Кейджа своей нарочито гомосексуальной интерпретацией его «Книги Песен». Кроме того, Истман мог выйти на сцену в платье, а также включал в программу концертов ансамбля свои сочинения под оскорбительными названиями (как, например, «Сумасшедший Ниггер» для 4-х роялей). Он выступал как джазовый пианист-импровизатор, сотрудничал как вокалист с Мередит Монк, записал альбом экспериментального диско, был приглашен (тоже как вокалист) для исполнения монодрамы Питера Максвелла Дэвиса «Восемь песен для Безумного Короля». К сожалению, наладить свой быт ему не удалось, и когда в 1981 году его выселили за неуплату, это стало началом конца. Оказавшись без крова, он тем не менее не прекратил сочинять, и по словам Мэри Джейн Лич, большая часть его поздних сочинений посвящена религиозным размышлениям, затрагивающим помимо христианства, которое он исповедовал, также конфуцианство, буддизм, ислам.

Его музыка, минималистская по форме, насыщена джазовыми и свинговыми ритмами, а также благозвучной, а иногда и чисто романтической гармонией. Свой стиль минимализма Истман называл «органической музыкой»: в сочинениях паттерновый материал, повторяясь и модифицируясь, настраивается секциями, развивается драматически, с каждой секцией звучание и напряжение возрастает, а затем форма снова распадается на составные части.

Архивная концертная запись пьесы Femenine для камерного оркестра, сделанная в 1974 году в городе Элбени и изданная лейблом Frozen reeds в 2016-м, была отлично принята критиками. На том концерте за роялем сидел сам автор, и первое, что слышно на записи, — это смех зрителей во время того, как Истман устанавливал изобретённую им машинку с колокольчиками. Асинхронная аура этих колокольчиков, как развевающееся кружево, покрывает всё пространство этой пьесы, а она идёт чуть больше часа.

Студийный диск в исполнении Apartment House — британского ансамбля, занимающегося экспериментальной музыкой, — также начинается с колокольчиков. Но на этой записи их партию исполняет синтезатор, что слушается чуть иначе, чем в авторском исполнении: колокольчики идеально синхронизированы между собой, но расходятся по темпу с исполнителями, что придаёт музыке интересный эффект фазового сдвига, характерного для музыки Райха. Истмана часто сравнивают с американским минималистом. Затем вступает главный мотив — энергичный паттерн, заданный вибрафоном, который начинается с быстрой репетиции одной ноты и затем раскрывается в узкий интервал. Он повторяется на протяжение всей пьесы, вплетаясь в полуимпровизационную беседу всех инструментов ансамбля: вибрафона, скрипки, виолончели, двух флейт и рояля; последний играет в композиции связующую роль.

В своём интервью на сайте лейбла Another Timbre виолончелист и основатель ансамбля Антон Лукошевиче говорит, что пьеса Femenine в своих кульминационных точках навевает ему образы распускающихся цветов, отсюда придуманная им обложка альбома — линогравюра с абстрактными линиями, отпечатанная поверх фотографии цветов из старого журнала.