«Нужно знать, какая музыка существует сегодня, что пишет твоё поколение»

Композиторы рассказывают об участии в VIII Международной академии в Чайковском. Часть I

В городе Чайковском состоялась очередная Международная академия молодых композиторов (30 августа — 20 сентября 2018). Уже восьмой год сюда приезжают лауреаты премий Эрнста фон Сименса, профессора европейских университетов, среди которых Клаус Ланг, Беат Фурер, Петер Аблингер, Пьерлуиджи Биллоне, Карола Баукхольт, Оскар Бьянки и многие другие. Знаменитые преподаватели занимаются с молодыми композиторами в лабораторных условиях, причем как с первокурсниками музыкальных ВУЗов, так и выпускниками: все показывают свои пьесы, делают презентации, дискутируют, а по вечерам играют в баскетбол. Академия была создана композитором Дмитрием Курляндским и директором МАСМа Викторией Коршуновой и сегодня превратилась в крупное сообщество композиторов разных поколений, взглядов и школ.

На VIII Академии побывали редакторы Stravinsky.online Ирина Севастьянова и Татьяна Яковлева и взяли 23 мини-интервью у участников, где попросили их ответить на три вопроса:
1) Расскажите о Ваших впечатлениях от посещения Академии в Чайковском?
2) Что для вас музыкальный материал?
3) Какое музыкальное произведение произвело на Вас впечатление в последнее время?

В публикации мы собрали ответы композиторов на первый вопрос.

 
У меня ощущение, что это какое-то чудо: посреди Азии, посреди бескрайних лесов вдруг состоялось такое европейское мероприятие. Здесь, в глубокой России, происходит то, что бывает, например, на «Импульсе» в Граце. Это поражает совершенно. Люди из Лондона едут сюда, в Чайковский! И при этом Академия совершенно на уровне: здесь не менее интересно, чем в том же Граце или Дармштадте. Событие стало важным достижением для местных жителей: весь город знает про неё, принимает участие, поднимает это мероприятие на щит и с большим энтузиазомом относится к тому, чтобы Академия состоялась. Казалось бы, новая музыка, которую еще нужно объяснять, зачем она нужна, почему она такая странная, а здесь она принята как гордость города – это поразительно и очень приятно. 
У вас очень странная страна. Очень. Я же британец, европейский человек, меня здесь буквально каждый день что-то удивляет, тут всё новое: еда, воздух. [Очень тихо]: еда ужасная. Но при этом –очень впечатляющая работа, занятия, презентации, мы очень много общаемся друг с другом. Это очень интенсивный опыт. Я решил поехать сюда, потому что узнал о МАСМе, нашел их веб-сайт, там прочел и об Академии. Я ничего о ней не знал раньше и буквально за неделю принял решение. Я никогда раньше не был в России, поэтому сказал себе: «Боже мой, надо ехать!» Мне было интересно познакомиться с Дмитрием Курляндским и Коленом Рошем. Хая Черновин - вообще один из моих любимых композиторов. Кроме того, здесь есть хорошая возможность написать пьесу для ансамбля.  
 
Хая Черновин, профессор Гарварда

Это особенное место, изолированное и довольно красивое. Природа и сам город выглядят так, как будто всё это происходит много лет назад.

Я узнала об этой Академии давно. По идее, я должна была приехать уже два года назад, потом год назад, и вот, я приехала сейчас. Я проводила занятия во многих местах: мне интересны разные формы преподавания. Мне нравятся курсы для композиторов, они действительно очень хороши, и люди многому учатся. К Академии в Чайковском у меня был особый интерес, поскольку она проходит в России. Я не была знакома с Дмитрием [Курляндским], но знала его музыку, и мне захотелось посмотреть, как устроена Академия: как здесь преподают, как Дмитрий и Виктория [Коршунова] проводят такие курсы в России. Всё это вместе стало причиной моего приезда сюда.

Мне понравилось заниматься со студентами. Уровень у них очень разный – от прогрессивных и многообещающих ребят до начинающих, то есть представлена вся гамма. И я считаю, что это очень хорошо, и это очень правильный путь - собрать такой микс. Было бы хуже, если бы здесь оказались только профессионалы или только начинающие. Кроме того, мне нравится состав преподавателей в этом году, потому что все мы очень разные.

Хая Черновин
Этой Академии я ждал больше, чем всех остальных, а я был шесть раз из восьми, причём всегда полностью от начала и до конца. Пропустил только в прошлом году. Когда я поехал в первый раз, я еще не особо писал музыку; после второй Академии начал потихоньку этим заниматься уже сознательно. Мне было страшно стыдно показываться профессорам. И только в год, когда были Беат Фуррер, Петер Аблинегер, Рафаэль Сонду (с которым мы очень подружились [2015 год]), я впервые осмелился что-то показать. Потом на следующий год я подумал, что нужно как-то выбираться в студенты. Здесь я познакомился с Леной Рыковой, Денисом Хоровым, Аней Ромашковой. Мы очень подружились, и они довольно сильно помогли с поступлением в консерваторию.  Этой Академии я действительно очень-очень ждал, так как хотел познакомиться с Хаей Черновин. Два года её ждали, она всё отменяла. Хая Черновин – это фигура, очень серьезная, и в первую очередь, как педагог. У неё учится Лена Рыкова, с которой я очень дружу.
Мы с Олежкой Крохалевым не первый раз здесь, и даже не второй и не третий. Мы ветераны здесь. Почему я в первый раз сюда приехал? Как-то я понял, что мне либо надо переквалифицироваться, либо войти в новую музыку как композитор. Я писал другую музыку до Академии, и постепенно я переходил, осторожно. И попал в какой-то момент в небольшой кружок: Санжар Байтереков и Станислав Маковский – это мои однокурсники – и к этой группочке малой я примкнул. В 2011 году Санжар поехал в Академию как стажер, Стасик как студент, а я был на их финальном концерте в Москве. Помню, что тяжело его пережил, так как это всегда концерт-марафон и его нужно просто пережить. Помню всё сквозь какую-то туманку. Там, кстати, были и Марк Булошников, и Марина Полеухина. В 2012 году я решил поехать просто как вольнослушатель и, собственно, уже  с некоторым пониманием кто, что, где. Я не был в Академии всего два раза. Можно сказать, что я был здесь во всех ролях, которые возможно. Я не был только директором Академии, худруком и заместителем Мити. Все остальные роли я перепробовал. Сейчас – студент. Я мечтал заниматься с Хаей Черновин и, слава Богу, так получилось, что и она приехала, и я попал сюда. 
Сантьяго Томас Диез Фишер, Швейцария

Эта Академия очень важна, потому что когда ты студент, нужно знать, какая музыка существует сегодня, что пишет твоё поколение. Академия дает возможно узнать это: она позволяет услышать голоса молодых композиторов.
Здесь было очень много хороших студентов, у них много экспериментов со звуком, новых опытов работы с материалом, и это очень здорово.

 
Мой профессор из Московской консерватории, Юрий Каспаров, всегда говорил и говорит, что нельзя ограничиваться только консерваторией и вариться в собственном соку – всегда нужно участвовать как можно больше в разных проектах, академиях, школах, знакомиться с разными людьми, потому что это часть нашей профессии. Мы должны социализироваться, обмениваться опытом, иметь какие-то связи. Нельзя просто сидеть и писать в стол, потому что иначе вряд ли что-то придёт. И в каком-то материальном плане, и в собственном развитии.  На Академию я приехала, потому что нужно пробовать везде. В прошлом году меня не взяли, а сейчас я прошла. И очень рада этому, несмотря на то, что я пока только стажер, надеюсь, что к следующему году я смогу дорасти до студента и буду писать пьесу.  
Я рос в Питере в изоляции абсолютной, в тусовке ни с кем не общался особо, и у нас там среда достаточно такая, кислотная, я бы сказал. И я привык чувствовать себя, как ошмёток вне какой-то среды. Здесь мне нужно было прицениться к ситуации, других посмотреть, услышать какую-то адекватную на высоком уровне критику, и я ее услышал. 
Я давно знала об этой Академии, потому что ребята из Украины часто приезжают сюда. Я решила наконец-то тоже приехать, попробовать. Среди профессоров я знала только Хаю и Диму Курляндского; Сантьяго и Колена я не знала, но заранее послушала и мне понравилось. В Академии есть возможность послушать разные точки зрения, со всех сторон, и это очень интересно, даже если оно не очень резонирует с тобой. Всё равно важно послушать: вдруг можно будет в будущем ещё и с этой стороны подходить к вопросу.          
Дмитрий Курляндский, художественный руководитель Академии

Подбор педагогов и студентов для каждой Академии для меня –  как сочинение. В этом всегда есть какой-то концептуальный смысл. Принципиально, чтобы они были очень разными, для того, чтобы каждый выбивал почву из-под другого. И таким образом, я надеюсь, молодые композиторы поймут, что нет единой почвы и что нужно постоянно искать своё.

 
Колен Рош, Франция

Это особая Академия, во многом из-за своей разнообразности. Конечно, я знал о ней и раньше, с самого начала, потому что я давний друг Мити, и он многое мне рассказывал. Я ждал момента, когда смогу сюда приехать и увидеть, что же здесь происходит. Это целый мир, но не связанный ни с какими институциями, как часто бывает в Европе. Если вы посмотрите на Академии во Франции или Берлине – там будет представлен примерно один тип композиторов, которые заканчивали одни и те же учебные заведения, например, IRCAM-курсы, а сюда может попасть почти любой.

Для преподавателя это просто что-то невероятное: от одного участника к другому часто меняется целый мир. В то же время, есть вещь, которая принципиально отличает эту Академию от других. Это не про уровень подготовки –просто все они находятся на разных жизненных этапах как композиторы.

И ожидания чище. Здесь не ждут заказа от кого-то, например, от представителей IRCAMа, которые часто приходят на финальные концерты. Здесь, мне кажется, есть желание обсуждать что-то с композиторами, учителями и другими студентами, здесь не думают о том, чтобы построить карьеру. И это делает Академию особенной, стоящей вне мира.

Просто чистый путь – размышлять над чем-то, пытаться довести что-то до конца. Для меня это абсолютно по-русски. Я знаю Россию где-то восемь лет, я работал в театре Анатолия Васильева. Его подход состоял не в том, чтобы во что бы то ни стало забить гол, а в том, чтобы работать вместе каждый день. И в этом есть определенный резон, когда ты готовишь спектакль к постановке.  Гол – это учиться понимать друг друга, работать вместе. И для меня Академия как раз про это.

 
Очень хорошие воспоминания остались от прошлой Академии. Я был здесь три года назад и каждый год возникало желание сюда вернуться, потому что тут просто прекрасно. Природа, атмосфера общая, это как поехать на юг  – здесь вопроса даже не стоит. И педагоги все мне очень приглянулись, состав студентов тоже серьезный фактор, чтобы ехать или нет. В этот раз очень хорошие ребята, многих из них я знал и до этого.  
Я узнал об Академии в Чайковском от моего друга – он был её участником несколько лет назад. По его рекомендации я решил приехать сюда, чтобы получить какой-то новый опыт, познакомиться с другими композиторами и позаниматься с разными преподавателями. Академия как раз подходит для меня как для начинающего композитора, потому что в данный период времени это хорошо для моего профессионального роста. 
Я слышал об Академии от моих друзей – участников прошлых лет, ни раз слышал от своего преподавателя Беата Фуррера, который был здесь когда-то педагогом, он порекомендовал мне подать заявку. Это действительно оказался прекрасный опыт, и обстановка в Академии очень приятна. Я впервые в России, и мне понравились люди: они стараются всё делать на высшем уровне, очень щедрые и очень-очень добрые. Из преподавателей я знал раньше только Хаю и был у нее на занятии примерно два года назад. Остальных не знал. В Академии есть прекрасная возможность позаниматься со всеми преподавателями не по разу: поработать с четырьмя очень разными композиторами, сравнить их подходы в работе над одними и теми же пьесами в течение одной недели. Обстановка в классах была очень позитивная. Я получил удовольствие от работы с каждым из педагогов.
Александр Хубеев, помощник художественного руководителя

Это одно из немногих мест в России, где собираются композиторы с самыми разными эстетическими позициями, и каждый год сообщество растет. Это одно из немногих мест, где можно получить целый срез эстетических направлений. Авторы абсолютно разные. Даже в Москве этого почти не происходит или происходит редко. Например, то что организовывал Влад Тарнопольский, действительно помогло, но это одна из немногих инициатив: был финальный круглый стол, куда пришло много людей, сам Симпозиум, где было 20 выступающих –  тоже отличный. Но другого подобного события я за последние годы даже и не припомню. Все немножко разошлись по своим нишам: кто-то пишет с электроникой – у них электронные концерты, кто-то пишет в театре, кто-то в каком-то ещё месте импровизирует, и это абсолютно разные места. Многие ещё учатся в консерватории, и у них есть возможность видеться, но при этом мы всё равно немножко разобщены.

Здесь то место, где все могут собраться, и они не просто готовы, но заинтересованы в диалоге, и это мне нравится больше всего.

 
Я был на Академии уже дважды: в 2014 и 2015 году как стажер и как стипендиат. В этом году даже и не планировал сюда приезжать, меня пригласили за день до начала: я отменил свою поездку в Израиль и приехал. Я решил, что обязательно нужно приехать уже в качестве студента. Такие мероприятия всегда обогащают. Даже без уроков, просто общение, прослушивание каких-то музыкальных материалов– это уже многого стоит: слышать, как комментирует сам композитор, задавать какие-то вопросы сразу после прослушивания. Такие вещи всегда полезны. 
Это очень вдохновляющая неделя с плотным взаимодействием со всеми профессорами.  Здесь ты постоянно задаешь себе много вопросов. Я думаю, что педагоги здесь посвящают себя студентам, они стараются проникнуть в самое сердце и разум. Это очень тонкий опыт, и очень мощный, в то же время. Для меня это было потрясающе.
Я уже была на Академии четыре года назад, тоже студентом. Очень интересно наблюдать, как определенные люди или обстоятельства влияют на ситуацию, как могут менять её и делать особенной. Для меня ситуация на этой Академии практически сюрприз: я не ожидала, что будет настолько интересно, будет такое непреодолимое желание общаться, узнавать людей. В этом году абсолютно прекрасные педагоги, я очень рада быть частью этого и иметь опыт знакомства со всеми этими людьми. 
Я отправилась на Академию, чтобы посмотреть на всё с другой стороны. Меня встряхнуло. Единственное, расписание в первые дни было довольно напряженным, потому что каждый день ты получал кучу информации от каждого учителя и просто не успевал ее перерабатывать, а у тебя уже бац – и следующее занятие. Но в целом всё замечательно .  
Дэвид Лефковиц, США

Я был очень впечатлен молодыми студентами, они очень творческие и интересные. Многие из них оригинальны в своем мышлении, очень серьезно размышляют о музыке, что тоже меня очень впечатлило.

Когда я увидела у Саши Елиной пост, о том что есть Академия молодых композиторов, я написала ей: «Что делать?!», она отвечает: «Просто отправь заявку». Я говорю: «Но у меня нет партитур!», она: «Сделай». Там было три дня до дедлайна, у меня был ремонт, и я вообще до этого жила на творчеком заводе. И вот мы делаем с мамой этот ремонт, мне нужно придумать партитуру, потому что у меня только аудио – я же не композитор, я больше музыкант. Но я пишу партитуру и отправляю заявку. Проходит месяц, я приезжаю в Германию на перформанс и получаю письмо от Академии, читаю начало, но не открываю, потому что у меня перформанс. Я исполняю его, выхожу курить с режиссером, и говорю: «У меня тут такое случилось: мне пришло перед выступлением письмо от Академии молодых композиторов в Чайковском».  И она говорит: «Так давай откроем!». Я открываю, а там, знаете, что написано? «Результаты мы сообщим Вам позже!» Я полдня ждала, потом весь вечер терпела, а там это! Но в итоге, позже мне написала Саша: «Алина, я тебя поздравляю!» Я говорю: «Что случилось?» – «Это же восхитительно!» – «Но что произошло?» – «Проверь почту!». Оказалось, что я  зачислена.  Вот, и я начинаю думать, что Митя Курляндский знает меня,  увидел, что я там что-то стараюсь, присылаю партитуры, и решил взять . Начинаю переживать. С другой стороны, думаю: неважно! И вот уже сейчас, мы ехали в поезде в Чайковский, я познакомилась с девочками в купе, и в какой-то момент пришел Митя и спрашивает: «Алина, а ты как исполнитель едешь?»  – «Нет, я еду как комопзитор. Ты не видел мою заявку?» – «А как твоя фамилия?» – «Ануфриенко» – «Это ты? Извини, я не сассоциировал». У меня внутри было такое: блин, какой кайф! И это означает, что всё честно, и это было круто .  
Академия крутая. Я прошел по результатам Композиторских читок в Москве. Сначала я прошел туда, и Виктория Коршунова предложила мне попытаться подать заявку и на Академию. Там отбрали трёх стипендиатов, и я приехал. Здесь очень интенсивная программа, в отличие от разряжённой жизни в консерватории. Здесь в эти две недели вкладывается очень большой интенсив. Ты за эти две недели год переживаешь! Проходя через каждое сочинение каждого, проецируя на себя всё, что по поводу него обсуждается и говорится, ты не просто слушаешь, ты сам круглосуточно занимаешься все эти 13 дней. И это, конечно, мощно. 
Об Академии я узнала на «Композиторских читках», и Виктория Коршунова пригласила меня сюда приехать, чему я очень благодарна. Академия стала неким откровением. Для меня очень важным оказался разговор с Дмитрием Курляндским. Я 16 лет профессионально занималась спортом, а музыкой начала не так давно. Дмитрий мне помог понять, что я, наоборот, имею преимущество, и могу рассказать историю в музыке таким языком, которым никто не может. Академию я бы могла сравнить с одним упражнением из спортивной гимнастики – опорным прыжком. Когда спортсмен разбегается и, отталкиваясь от мостика, делает определенный комплекс элементов. Наверное, Академия – это такой мостик. Ты можешь сколько угодно тренироваться, готовиться, но без этого мостика не полетишь. Может быть, сравнение не совсем точное, но по ощущениям очень подходит. После неё я наконец-то смогу уверенно приземлиться на две ноги.