xx.04.2018

«Музыка-Слово-Безмолвие» и «Слова без музыки»

Топ русскоязычных изданий о современной музыке за 2017 год по версии Виктории Мирошниченко

Следующий список вряд ли можно назвать исключительно музыковедческим. Книги о современной музыке выходят всё чаще, композиторы не стесняются объяснять свои сочинения на пальцах, а музыковеды придумывают всё новые формы подачи материала. Большая часть изданий, может, и не рассчитана, но вполне подойдёт широкой аудитории.
Фото с официальной старницы журнала на Facebook

Так, например, книга гиганта российского музыковедения Инны Барсовой «Музыка. Слово. Безмолвие» скромно охарактеризована как собрание её статей о Малере и о русской музыке XX века. Легко пройти мимо, если вы не знакомы с работами автора, и темы лежат вне ваших интересов.

Но исследования Инны Алексеевны – это всегда больше, чем описано в заголовке статьи. Её работы о Малере богаты культурно-историческим материалом, а рассуждения о паузах граничат с музыкальной философией и социологией. Если вы уже знакомы с безапелляционной кейджевской тишиной, то самое время узнать о более тонких формах работы с паузами. Инна Барсова поможет в этом, а по пути вдохновит на изучение ещё 10-15 музыковедческих трудов.

Следующий герой обзора – многими любимый Филипп Гласс. О его воспоминаниях «Слова без музыки», хочется сказать «во-первых, это красиво», но это было бы несправедливо по отношению к по-настоящему хорошим, честным мемуарам. Книга — одна из лучших композиторских автобиографий. Повествование в ней полностью лишено снобизма, и в том смысле мемуары Гласса рифмуются с демократичностью его музыкального языка. Если научную литературу желательно читать «не отходя от гугла», то здесь помощь поисковика не потребуется: Гласс объясняет всё вплоть до краткого содержания мифа об Орфее. Белая матовая обложка с глянцевым незаполненным нотным станом рифмуется с названием книги – это действительно изящная дизайнерская дизайнерская находка.

Продолжая разговор о зарубежных композиторах и красоте, невозможно пройти мимо такого события как первая русскоязычная монография о Кайе Саарьяхо. Её автор Галина Схаплок, помимо прочего, пианистка и композитор, наверное, поэтому ей удалось совместить научный подход и доступный язык изложения. Анализ произведений дополнен важными элементами – схемами, написованными самой Саарьяхо. Графические вставки помогли раскрыть её не только как неординарного композитора, но и как талантливого художника.

Если Галина Андреевна Схаплок может изредка позволить пристрастные высказывания о своей героине, то Галина Владимировна Григорьева, описывая свои 30 лет совместной жизни с Эдисоном Денисовым, лишена такой роскоши. С первой страницы поражают её слова: «Долгие годы мне казалось, что будучи "оставленной" женой, я не в праве писать об Эдисоне, о его музыке, о нашей совместной жизни, которая длилась трудных тридцать лет и закончилась расставанием». Интересно, что жена композитора, с Екатерина Купровская (вторая которой они прожили в браке 9 лет) в 2014 году выпустила свои воспоминания «Мой муж Эдисон Денисов». Во вступлении к книге Купровской говорится о том, что «подробная биография композитора ещё ждёт своего часа»; отчасти это и вдохновило Галину Григорьеву написать «Мои тридцать лет...», за что большое ей спасибо, ведь такая работа требует немалых моральных затрат. «Конечно, у всякого конфликта всегда есть две стороны, и у каждой своя правда. Я старалась быть честной в своей версии: другой у меня просто нет», — пишет Галина Владимировна. Значительную часть книги занимают статьи о музыке Денисова, кроме того, в ней можно обнаружить много редких фотографий из личного архива родственников композитора.

Биография Эрика Сати вышла в серии «Критические биографии», задуманной как совместный проект музея современного искусства «Гараж» и издательства Ad Marginem. Следует заметить, что подборка личностей в этой серии замечательная: Ги Дебор, Людвиг Витгенштейн, Марсель Дюшан, Сергей Эйзенштейн и Джон Кейдж. Исследовательница Мэри Э. Дэвис —специалистка в области теории и истории музыки и моды, поэтому и ракурс взят соответствующий: знаменитый «вельветовый джентльмен» представлен, в первую очередь, как икона модернизма. Содержание книги – своего рода гардероб образов: студент, солдат, гимнопедист; причастник; радикальный буржуа; дадаист... Несмотря на краткость, биография не оставляет ощущения неполноты, а обилие качественных иллюстраций позволяет проникнуться духом времени.

Если про Сати на сегодняшний день всё более-менее известно, то Владимир Дукельский даже для музыкантов – persona incognita. В 2015 году Антонина Максимова защитила диссертацию «Творчество Владимира Дукельского – Вернона Дюка в контексте музыкальной культуры США первой половины XX века», а спустя два года выпустила первую отечественную монографию о загадочном русско-американском композиторе «Владимир Дукельский: два лика – одна судьба». Издание насыщено подробными цитатами и ссылками и выполнено в  модернистском дизайне: с разнообразными шрифты и отличной вёрсткой.

Появление первой русскоязычной монографии о Зыгмунте Краузе не столько кажется важным само по себе, сколько делает честь её автору – Ирине Никольской — специалисту по современной польской музыке. Изучение узких областей и не слишком популярных композиторов до последнего времени было неблагодарной работой. Правда, говорить о Краузе исключительно в контексте польской музыки так же странно, как рассматривать Пярта только в контексте Эстонии. Никольская хорошо понимает, с каким кластером проблем приходится сталкиваться, и вместо введения, где авторы обычно дают себе возможность отрефлексировать написанное, кратко характеризует творчество композитора, бегло описывает особенности его музыкального языка. Такой подход казался бы пропагандистским, если не иметь в виду, что издание вышло тиражом 500 экземпляров и в скором времени станет библиографической редкостью. Ведь несмотря на небольшую известность, Краузе ценят и любят многие профессионалы. Книга полностью посвящена музыке и содержит много нотных примеров, фотографий композитора и снимков с постановок его сценических произведений.

Если первые русскоязычные монографии хороши уже как минимум потому, что появились, то сборники интервью требуют особой презентации. Наиболее самобытным изданием 2017 года стала «Современная музыкальная культура в поисках самоопределения» Анны Амраховой. Уже по названиям — «Ефрем Подгайц. Портрет композитора, написанный в жанре интервью в 7 частях без пролога и эпилога, но с эпиграфом, который оказался в конце» и «Сергей Загний. Пять прогулок с Сергеем Загнием по парку имени С. Загния» — можно догадаться, что это не просто сборник интервью, а настоящее модернистское произведение. Анна Амрахова здесь — полноправный участник процессов, о которых говорят её герои, а их здесь немало: список композиторов внушителен. Автор ставит основной задачей ухватить законы мышления современных музыкантов, и с этой точки зрения сборник претендует на логико-философское высказывание. Но и это ещё не всё: заключительным аккордом (в прямом и переносном смысле) становится литературно-музыкальное произведение Амраховой «Tristessa – III». Оно предназначено для внутреннего слуха читателя и выводит издание за рамки обыкновенной научной литературы.

В 2017 году также вышли:

Stravinsky.online: 

Facebook

Vkontakte

Telegram