• пространство для разговора о новой музыке и культурном процессе вокруг неё
3/06/2021
Даниил Посаженников: «Я избегаю насильственного внедрения смысла»
Интервью: Татьяна Яковлева
На Платоновском фестивале искусств 4 июня состоится премьера site-specific оперы «Жители родного города» по мотивам рассказа Андрея Платонова.
Пресс-релиз к спектаклю:
«Когда-то Иван Коншин, художник из рассказа Андрея Платонова, пытался сохранить образ старого города в своих картинах, собирая его по крупицам — линии старых улочек, очертания церквей и холмов, истинную красоту места. Теперь музыкальный проект «Геометрия звука» конструирует своё впечатление и с помощью музыки предлагает увидеть, а главное, услышать город заново, его надежды и тишину. Звук становится выражением повторяющихся тем текстов Платонова — родной земли, нового рождения, общечеловеческой и личной памяти
Камерная site-specific опера, в которой Воронеж — главное действующее лицо, пройдёт ночью в 23:00»

Композитор Даниил Посаженников рассказал подробнее о событии.
Фотография предоставлена пресс-службой фестиваля
— Даня, вы с «Геометрией звука» часто делаете проекты под конкретные площадки: в музее ГУЛАГа или концерт в лифте. Как давно пришла в голову идея сделать проект именно на вокзале?
Пространство для нас действительно один из важных ресурсов в работе, но это все равно только часть партитуры или замысла. Вокзал мы, например, не задумывали изначально, а выбрали его в процессе знакомства с городом и размышлений о тексте. Пространство неожиданно сработало не как источник решений, а как образ главного действующего лица — мыслящего и живого. Мы выбрали историю Андрея Платонова — рассказ «Жители родного города» о Воронеже во время войны, — и восприняли город как целое, придумали идею его «пропевания» самого себя. Такие тихие песнопения, к которым надо прислушаться. Вокзал стал выражением идеи всего города, точкой вхождения в его звуковое поле.
Другая идея — город «будущего», о котором Платонов пишет с надеждой на дальнейшее воскресение и возрождение от разрушений войны. Его «будущность» стала сегодня нашим настоящим. Поэтому очень точно вписалась история путей и поездов, соборности главного зала вокзала с огромным виражным окном, сталинский ампир, да и сам вокзал как первый и важный выход в родной город.
С другими работами было иначе. Лифт возник практически мгновенно, когда мы зашли в МАММ с нашим художником, Аней Костриковой. С музеем ГУЛАГа же контекстное насыщение самого знака-названия уже становится своего рода пространством, оставалось только проложить маршрут.

- Пространство в ваших проектах всегда дает коннотации как смысловые, так и технологические. Можешь немного приоткрыть тайны, как примерно они будут работать в «Жителях родного города»?
Смысл — как то, что мы можем донести до зрителя или рассказать — нас мало интересует. Мы рады, когда он постепенно возникает, прорастает в пространстве и мы вдруг что-то осознаем, но я старательно избегаю насильственного внедрения смысла. Мы с Аней считаем, что прочитать тот же рассказ все могут и дома.
В технической части не хочется раскрывать всего, но у нас будет специально выделенный поезд в ночи и ансамбль машинистов. Партитура, которую мы выстраиваем в главном зале вокзала, делается специально с учетом его акустики, невероятной реверберации. И, кончено, возникновение соборности в этом сталинском ампире, ночью, в гуле голосов — это отдельная тема, с которой мы работаем.

- Расскажи немного о вашем взаимодействии с художником Аней Костриковой в процессе создания перформанса?
Мы существуем с ней в более-менее постоянном процессе соавторства, поэтому я даже не могу отделить эту историю от другой внутренней работы, которая у нас происходит. Думаю, что скоро Аня будет писать музыку, а я что-нибудь порисую. Но может это уже так и происходит.
Фото с сайта фестиваля: https://platonovfest.com/prog2021/zhiteli-rodnogo-goroda/
Фото с сайта фестиваля: https://platonovfest.com/prog2021/zhiteli-rodnogo-goroda/
- Слышал ли ты что-нибудь про аналог музыкального site-specific на вокзале или чем-то подобном? Мне пока вспомнился концерт в метро на фестивале Acht Brücken в Кёльне в 2019 году, но там не было подобных концепций работы с пространством.
Да, но в данный момент контекстуальное поле настолько насыщено, что мне важнее абстрагироваться от него, чем погружаться. Вокзал для нас не самоцель, а очень конкретный инструмент в работе с текстом Платонова.
- Проект связан с фигурой Платонова, родившемся в Воронеже и чье имя носит фестиваль. Можешь подробнее рассказать про твоё личное отношение к автору?
Для меня все вышеназванное — это уже некая среда, в которой так много всего, что самой данности Воронежа, фестиваля, имени и фамилии, произношения этого, чтения вслух — уже достаточно для очень личного отношения.
И так внутренне совпадает, что сама история жителей родного города делается вместе с ними: с нами в проекте и хор Воронежского театра оперы и балета с невероятным хормейстером Ольгой Щербань, и солисты симфонического оркестра, и голоса из фольклорного ансамбля «Воля», перформеры, и еще много жителей Воронежа.
- Большой состав! Но кроме них будут участники «Геометрии звука» — прекрасная команда музыкантов, с которыми вы совместно работаете над импровизационным материалом, по предложенной тобой схеме, насколько я знаю. В этот раз будет подобный метод?
В этот раз структура достаточно сложная — есть и партитурная история, она будет препарироваться уже в условиях заданного пространства, есть технические части партитуры, которые позволяют возникнуть моментам, которые я заранее на планирую. Есть абсолютно условные звуковые слои, зависящие исключительно от восприятия слушателя — насколько он сам себе позволит слышать и достраивать звучание в голове.
В плане импровизации есть большая свобода у музыкантов из нашей команды в работе с дополнительными инструментами — большой барабан, там-там, разные мелочи, блокфлейты. В команде в этот раз Кирилл Кравцов, Мирослава Тырина, Анна Добрецова, Роман Малявкин и Юлия Попова. Кроме того, они принимают огромное личное участие в препарировании партитуры — работа с акустикой зала, многие звуковые решения. Что-то, как и всегда, создается уже внутри постановочного процесса, так как опера возникает в достаточно короткий выпускной период этой весной.